Сергей Бозин Виртуально Я

Стихи Фото Комментарии Контакты

Последние публикации

Тайна жизни и смерти

Что означает смерть? Убийственная тайна!
Раскрыть ее никто пока еще не смог.
Что прячется за ней? Желанный сердцу рай ли?
Ужасный страшный ад? Судьбы другой виток?

Как проститутка жизнь в разорванных колготках
Бессмысленно бредет неведомо куда,
Желая одного – залить потерю водкой,
Чтоб боль свою забыть и с чистого листа

Начать еще одну бесплодную попытку
Увидеть в жизни смысл и в ней найти себя.
Как боль не превратить в мучительную пытку,
Прожить в ладу с собой и умереть, любя?

Что означает жизнь? Целительная тайна!
Раскрыть ее никто пока еще не смог.
Что прячется за ней? Простор Любви бескрайний?
Свободы целый мир? Иль Мудрости глоток?

Как праведница, смерть блюдет Порядок четкий,
Жесток, но справедлив вердикт ее суда:
Не выучен урок, и разговор короткий…
Смертельный приговор, коль совесть не чиста…

Бессмысленно копить, беречь свои пожитки,
Испытывая страх, насилуя себя.
У жизни смысл один – не думать об убытке,
А строить Счастья дом, других жизнь не губя!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

В наше время тот Читатель...

В наши дни
не тот читатель,
Кто, стихи
прочтя, унизит,
И, по- доброму
подгадив,
Обругает
словно изверг.
И не тот, кто
мышью, молча,
Не поняв
и доли малой,
Прошмыгнет
и, мину скорчив,
Побежит
искать скандала.
И не тот, кто
божьей птичкой,
Правды
истинной не видя,
В скорлупе
живет приличий,
Мухи даже
не обидев.
И не тот, кто
ложью счастлив,
Ест иллюзий
сладкий крендель,
По уму
оставшись в яслях,
Верит в святость
заблуждений.
В наше время
тот Читатель,
Кто за словом
правду ищет
И, найдя ее,
ухватит
Взрослой
твердою ручищей!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

В наше время тот Писатель...

В наши дни
не тот писатель,
«Кто напишет
марш и лозунг»,
Крепким матом
вспомнит матерь,
Сея ненависть
угрозой.
И не тот, кто
путь духовный
Предает,
врага народа
Видя в каждом,
кто не ровня,
Непохожей
с ним породы.
И не тот, кто
продал душу
Ради славы
и амбиций,
Льстя толпе
угодной чушью,
Чтобы лестью
насладиться.
И не тот, кто
корча сноба,
Словом
тешится красивым,
Выдает продукт,
как робот,
Второсортный,
но с подливой.
И не тот, кто
славит похоть,
Зов ее зовя
любовью,
И на это
ловит лохов,
Разжигая
пыл альковный.
В наше время
тот Писатель,
Кто, на правды
путь блаженный
Встав, идет,
на ложь не тратя
Силу,
зная себе цену!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

В память о дорогом дяде

Как не прискорбно, смертен человек
И в мир иной когда-нибудь уходит,
Но в вечной памяти родных, коллег
Он будет жить наперекор природе.

Художник, скульптор, педагог, творец,
Его плоды реальны, ощутимы,
Ушел от нас, но в глубине сердец
Остался след о нем неизгладимый.

И в этот скорбный и печальный час
Со светлой памятью и искренней любовью
Усопшего покинувшего нас
Помянем добрым и сердечным словом.

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

Женщина, которой нет

Солнце всходит и заходит,
Повторяясь много лет.
Существует ли в природе
Женщина, которой нет?

Не получится по форме
Набросать ее потрет.
Не подвластна скучной норме
Женщина, которой нет.

Ни блондинка, ни брюнетка,
В общем-то, не важен цвет,
Ведь она не этикетка,
Женщина, которой нет.

Я смотрю, и как не странно,
Всюду вижу ее след.
Плод ли то самообмана,
Женщина, которой нет?

Жду, надеюсь каждый вечер,
В мыслях лишь один сюжет,
Как впервые ее встречу,
Женщину, которой нет.

Попрошу я ту, что рядом:
Полюби и станешь ты
Под моим влюбленным взглядом
Женщиной моей мечты!

Философия и анатомия любви         Комментарии

Во имя встречи

Я Гость из будущего, веришь ты?
Я прилетел, чтобы сказать об этом.
Мои слова, как истина, просты,
В них мысли, чувства и немного цвета.

В пространстве-времени сошлись пути
Двух наших судеб. В бесконечной дали
Друг друга мы сумели вновь найти
И общую вселенную создали.

Как я соскучился по шалости твоей!
Скажи мне, Лучезарная Принцесса,
Игру какую сотворим мы в ней
Во имя встречи, ради интереса?

Твое желание, ты знаешь, как закон,
Его я выполнить готов вслепую.
Мы долго ждали в пламени времен,
Позволь игру начать мне с поцелуя!

Философия и анатомия любви         Комментарии

Логика жизни

Проходит день, проходит ночь,
Мелькают призраки столетий.
Нельзя несчастному помочь,
Пока за страх он не в ответе.

Счастливый времени ковчег
Направил к цели благородной,
Его поступки, мыслей бег
Свободны от страстей животных.

Без лишних слов, без суеты,
Насилья, зависти и чванства
Творит он подлинной мечты
В реальном времени пространство.

Его усилий череда,
Не ради лишь амбиций личных,
Приносит в качестве плода
Мгновенья жизни гармоничной.

Знать правду для него не зло,
А повод отыскать ошибку
И вспомнить там, где не везло,
Добра фальшивую улыбку.

Несчастье – это сбой ума
От ложных данных, заблуждений.
Когда свет правды застит тьма,
Легко стать жертвой преступлений.

Законы истины просты:
Реальность подлинных событий
В тумане склочной ерунды
Ее защитник лишь увидит.

Высокой точности прогноз
Не станет предсказаньем горя.
Все иллюзорно в мире грез,
В нем нет бессмертных категорий.

Смиряя страх свой вновь и вновь
И руша лжи святой обитель,
Несчастный обретет Любовь
При виде истины открытой.

Она для мудрого проста,
Ясна, тверда и непреложна,
Но в том и состоит беда:
Для глупого простое – сложно!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии ( 1 )

Логика смерти

Мир полон зла настолько лишь,
Добром себя мы чтим насколько.
Так чтят себя и слон, и мышь,
И защищают это стойко.

Зло прикрывается добром
И с ним не кажется ужасным.
Так ящерица, став стволом,
Для жертвы мнится безопасной.

Угроза жизни велика,
Все время нужно быть на страже.
То принцип действия сурка,
Чуть что, от страха хвост покажет.

Главней всего жилье, еда
И драгоценное здоровье.
В коровнике то чтят всегда,
И то мышление коровье.

С чужого вкусно есть стола,
Не нужно вкалывать серьезно.
И в том шакал не видит зла,
Согласен с ним и жук навозный.

Легко богатого слепца
Красотка губит страстью голой.
Так в случке голову самца
Съедает самка богомола.

Чужую смерть животный мир
Считает благом, даже счастьем.
Кто видит в том ориентир,
К убийству вечности причастен.

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии ( 1 )

Зачем?

Зачем природа существует,
Ночей и дней ведет учет,
Свет будит страстным поцелуем,
Тьма колыбельную поет,

В пространстве звездном бесконечном
Куда-то движется Земля,
Плодя во времени беспечно
Живые формы бытия?

Зачем на ней богоподобный
Обосновался человек,
С небес на уровень микробный
Сошел в нирване плотских нег?

В притворной радости и злости,
Внедряя ложью правды страх
И сея глупость горсть за горстью
В поверивших в нее умах,

Создал иллюзий мир стабильный
С большим количеством проблем,
Страданий, тягот непосильных,
Напрасных глупых дел зачем?

Вопрос такой неиссякаем,
И кажется ответа нет,
Но он лежит за тайны краем,
Где мысли чужд авторитет.

Одним единственным мотивом
Является для этих грез
Исходный импульс: «Будь счастливым!»
На нем закончится допрос.


О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

Любовь к себе обман...

Любовь к себе обман… Она не существует.
То глупость, чепуха, болезненный курьез,
Гордыня, эгоизм, игра с умом вслепую,
И в крайности своей безумие всерьез.

Чтоб быть любви такой, бесспорно, непреложно
Должны существовать две разных стороны,
Иметь второе я абсурдно, но возможно,
Коль повод веский есть для бегства от вины.

Клонировать себя в уме не безопасно.
Сбегая от нее и клоном становясь,
В чреде метаморфоз становишься несчастным,
Теряя с вечным Я спасительную связь.

Не бегай от вины и в творческом экстазе
Иллюзии себя беспечно не плоди,
Их крах подарит смерть, а смерти след ужасен…
Любовь к себе обман… С ней вечность не в чести!


Философия и анатомия любви         Комментарии
^ Наверх


Три стихотворения дня

Философия мистической фантасмагории

Сон на двоих
Город уснул, забылся.
Стук колотушки. Из ниши
Сказочник добрый вышел
В звездном до пят плаще.

В неге домов и улиц
Ночь очарованно свечи
Жжет, посылая встречи
Тем, кто не спит и ждет.

Общей судьбы дорога
Плавно несет влюбленных.
Блещет в глазах огромных
Радости нежной свет.

Кисти сцепились крепко
В страстном единстве пальцев.
Листья кружатся в вальсе,
Тихо шуршат в ногах.

Свет от луны багровой
Прячется в складках платья.
Как камертон объятья
Первая близость губ…

Сон, обогнав реальность,
Светлой ворвался вестью,
Двух одиноких вместе
Свел и любовь предрек.

Часть 1. Он
1
Сон –
Отлетающий в дымку прообраз, судьбе сопричастный.
Звон
Прорывается пением птиц, устремившись к ушам.
Фон
Не открывшихся глаз, опьяняет предвестьем ненастья.
Стон,
Недовольный зарей, прилипает к блаженным губам.
Свет –
Исполняет оркестр, дирижирует палочкой утро.
Цвет,
Отряхнув черноту, оживляет как верх, так и низ.
След,
Что остался от сна, исчезает в лучах перламутра.
«Нет!» –
Вырываясь из уст, означает последний каприз.
Рук
И приснившихся глаз ощущается сладкая близость.
Звук
Продолжает стоять и в уже пробужденных ушах.
Стук
Распаленного сердца порывом блаженства пронизан.
Вдруг
Ослепительность сна исчезает в застывших глазах.
Пир
Неприглядной чертой открывается сонному взгляду.
Сыр,
Отпечатав прикус, обличает вчерашнюю ложь.
Жир
На штанах, обращаясь к заблудшему чаду,
В мир
Посылает его, испросив очистительный дождь.
2
Ты зовешь меня, дождь, я внимаю и слышу.
Как тамтам под тобой напрягается жесть.
Струй потоком обдав почерневшую крышу,
Ты трубишь, как герольд, долгожданную весть.

По перилам скользнув, вылетая наружу,
Я подставлю лицо и умоюсь тобой.
От унынья отмыв свою светлую душу,
Побреду наугад, упиваясь водой.

Куполами зонтов наслаждаясь и веря
Предсказанию сна и призыву ручьев,
Я увижу окно, и откроются двери,
Мне при встрече с судьбой станет ясно без слов.

Я иду к тебе, дождь, и пускай я промокну.
Одержимость моя не понятна другим.
Кто поверит, что ты, барабанящий в окна,
Можешь тоже любить, и бываешь любим?
3
Осень шумит листвой.
Осень. Потоки. Капли.
Лужи, и над водой
Люди идут, как цапли.

Впрыгнул под диск зонта.
Тронул с надеждой локоть.
Это опять не та,
Хоть и знакомый локон.

После искал окно,
Чувством глядел сквозь шторы.
Только везде темно –
В окнах чужие взоры.

Тяжесть, усталость ног.
Абрис скамьи явился.
Мимо пройти не смог.
Сел и в себе забылся.
4
Она подошла и спросила.
Спросила: «Который час?»
Немилое стало – милым,
Привычное – в первый раз.

Стояла. Ждала ответа.
Ответа не дождалась.
Ушла, не оставив следа.
Реальность со сном слилась.
5
Что это было? Что?
Призрак? Зачаток мысли?
Мимо скамьи пальто,
Вихрь золотистых листьев.

Плед. Позолоты плед
Черный асфальт и землю
Спрятал. Смотрел вослед,
Шороху листьев внемля.

Где это было? Где?
В парке? Саду? Бульваре?
В темной живой воде
Глаз отпечаток карий.

Слов. Не хватало слов.
Ветви рябины страстной
Звали к себе под кров
Ягодой ярко-красной.
6
Я нарисую тебя с рябиной
Рядом, на фоне просеки,
Стройной желанной, слегка картинной,
С дивным упрямым носиком.

Как и рябина, станешь красивой,
Яркой, с чертами острыми,
Сердцу на радость, взгляду на диво,
Будете с нею сестрами.

Ты, воплотившись в сестру родную,
Черпая соки младости,
Крону раскинешь свою большую,
Страстной предавшись радости.

Листиком каждым, его прожилкой,
С тихим любовным шелестом
Солнцу отдашься легко и пылко,
Женской чаруя прелестью.

В гроздья влагая его частицу,
В неба купаясь озере,
С первым морозом накормишь птицу
Поздней, глубокой осенью.

7
Я нарисовал тебя, но где ты?
Я нарисовал, но хочу живую.
Видеть. Слышать. Любовь изведать,
Губы влажные ртом целуя.

Город, сможешь помочь мне? Выдашь
Тайну эту? В каком из окон?
Месяц в тучу вошел и вышел.
Камень треснул, и все умолкло.

В тихом шелесте мокрых листьев,
Влаге воздуха, капель стуке
Черный бархат вечерних истин
Выдал мне вереницу звуков.

Бросив все, раздвигая ветви,
Прутья черных, стальных заборов,
Шел я звукам навстречу этим
Быстро очень и вышел скоро.
8
Она раздвинула занавески
И посмотрела на улицу.
И словно от солнца все стало резким,
Невольно хотелось зажмуриться.

И все разделявшее нас пространство
Светилось, казалось сказочным,
И было желание рассмеяться,
И воздух казался праздничным.

Значение всякое потеряли вещи,
И неурядицы стали выдумкой.
Сбывался сон. Оказался вещим.
Душа становилась видимой!

Часть 2. Она
1
Как странно, сон.
Но кажется, что было:
И он влюблен,
И я любила.
Чувств нежных новь
Захватывало тело,
Моя любовь
Не ведала предела.

Он целовал
В прекрасном лунном свете,
Меня ласкал
Дыханья ветер.
От теплых струй,
Прошел мороз по коже…
Мой поцелуй
Ему всего дороже.

Как ясна ночь,
И как туманно утро.
День новый, прочь!
Вернись минута!
Соблазну дня
Не повинуйтесь, веки.
Проснулась я
В любви и неге.
2
Приснилось
Влюбилась
Душой всей и телом,
Всецело!
От счастья,
От страсти
Внутри все кипело!
Ревела!

Но встала,
Взбежала
По лестнице к звездам,
На воздух.
И тело
Взлетело
На крыше с помоста.
Так просто!

Без страха,
Без взмаха
Летала, парила.
Не в силах
Сдержаться,
В пространство
Всю радость, как вилы,
Вонзила.

Средь ночи,
Всей мочью
Вскричала, исторгла
С восторгом.
«Люблю я!» –
Ликуя,
Терзало слух долго
И смолкло.
3
Ходила по крышам, ступала по башням.
Касалась карнизов крылатым шарфом.
Жила не прошедшим, жила не вчерашним,
Прожитым,
Разбитым,
А будущим днем.

Спускалась на площадь, на тихую площадь.
Ласкала булыжник босою стопой.
Шептала прохожим, как маленький дождик,
Про чудо
Уюта
Ночной мостовой.

Но странный прохожий, но глупый прохожий
Не слушал мой шепот и, сырость кляня,
Спешил без оглядки, был чем-то встревожен,
И, в мыслях
Зависнув,
Не видел меня.

Обиделась сильно, обиделась очень
За скудный с прохожим ночной диалог,
За тусклые чувства и тусклые очи,
За тупость,
За глупость,
Жизни подлог.

Ушла в силуэты стволов и кореньев,
К забытому пруду, застывшей воде.
Смотрела в раскрытую пропасть мгновенья,
На тайну
Мечтанья
В сплошной темноте.

Но тронула камнем и спутала бездну
Веселою рябью бегущих колец.
И вместо пророчеств взяла неизвестность.
И манна
Тумана
Легла, как песец.
4
Она заблудилась в лабиринте глаз,
Хотя и читала чужие мысли.
Она вопрошала: «Который час?»
И ей называли какие-то числа.

Совсем бессмысленным казался ответ
Для той, что уже потеряла время.
Сухие цифры коротких бесед,
И не полслова больше – вот так со всеми.

Зрачок циферблата не подал ей весть,
Момент не настал для звездного часа,
И мысль не сумела она прочесть,
Столкнувшись с любимым случайно глаз к глазу.
5
Усталой, промокшей
Стояла, искала ключи
И в сумке, как в прошлом,
Копалась. Едва различив,

Достала. Открыла.
Толкнула тяжелую дверь.
Прихожая вплыла,
Напомнив про горечь потерь.

Легли отпечатки
Пристыженных мокрых следов.
Снимала перчатки,
Как мертвую толщу веков.

Повиснув, поникло
На вешалке сразу пальто.
Наверно, привыкла,
Когда не встречает никто.

Страшнее нет сцены
Для тех, кто давно одинок:
Знакомые стены,
Небрежно висящий чулок.

Неубранных комнат
Вдыхая домашний уют,
На краешек скромно
Присела – сейчас позовут...
6
Сидела и долго, упорно ждала
До утра с горящей свечою.
Надеждой на встречу с любимым жила,
Не знала ни сна, ни покоя.

Кормила бессонную ночь из руки
Кусочками розовой пены
И слушала, как говорят каблуки,
Неверны молчанию стены.

Усталое утро, сознанье украв,
В иллюзии сна погрузило,
Покинутый день, пробужденья прождав,
Исчез, улыбнувшись мне мило.

И вечер, увядшего лета колдун,
Пришедший, наверно, погреться,
Случайно дотронулся пальцами струн,
Случайно дотронулся сердца.
7
Какое дивное и славное
Переплетенье звуков плавное,
Меланхолически наивное,
Как будто бьют часы старинные.
Движенье статуэтки замершей
И не живые в вазе ландыши
В лучах таинственно-узорчатых
Ожили вдруг посредством творчества.

Какое жгучее желание
Приблизить даль и расстояние,
Вернуть, разбитым по случайности,
Влеченьям ощущенье крайности.
Обозначая сущность выточкой,
Найти реальное в несбыточном
И оказаться в неоконченном
С ответом четким, не уклончивым.

Какое может быть сомнение,
Когда легко, без затруднения,
Не сожалея о потерянном,
Срываясь, словно капли с дерева,
В объятья нежные желанного,
Из инструмента деревянного
Без сложных нот и гамм заученных
Течет рассказ души озвученной.
8
Из желтого сада пронзительный взгляд,
Влюбленный в хрустальную ноту,
Пробился сквозь мощные стены преград
И тронул души позолоту.

Беспомощно руки, от клавиш устав,
На ждущие бедра упали.
Я встала со стула, поправив рукав,
К окну подошла, как к Граалю.

Открыв занавески, увидев вдали…,
Губами к стеклу я прижалась.
Дыханием губы стекло обожгли
И влага на нем надышалась.

Предчувствие встречи прорвалось в окно
В тумане стоящей фигурой,
И первой надеждой плеснуло оно
В оранжевый шелк абажура.

Ведомая силой распущенных роз,
По лестнице гулкой спустилась
И в царстве асфальта и мокрых колес
Нечаянно я очутилась.

Часть 3. Встреча
1
Когда стоит только протянуть руки,
И то огромное, что принято желать,
Окажется доступным тебе,
Возникнет боязнь, и руки,
Уже готовые броситься навстречу,
Предательски скупо
Спрячутся в карманы привычек.

Когда стоит только подойти и сказать
То обычное, что говорят при знакомстве,
И она, казавшаяся такой далекой
И неприступной, улыбнется тебе,
Навалится страх, и слово,
Уже готовое вырваться наружу,
Безнадежно увязнет в кулуарах застенчивости.

Но, когда ты один, то даже песчинка,
Подаренной всуе внимательности,
Воспринимается тобой как благо,
И сердце,
Ослепленное игрой воображения,
Безнадежно тонет
В соблазне проявленной незначительности.

Счастье! Почему, когда ты велико и огромно,
То неизменно вызываешь испуг и смущение,
А разбитое на крупинки
Всесильно зовешь, и человек,
Наделенный фантазией и разумом,
Как малый ребенок,
Забавляется тем,
Что смотрит на солнце
Сквозь гладкие грани твоего осколка?
2
Криво и косо
Бежали мосты.
В длинные косы
Сплетались мечты.
Мчался от страха
В панике трус.
Также монаха
Гонит искус.

Цокая цоколем,
Крышей гремя,
Камнем и стеклами
Плыли дома.
Встречно-беспечная
Слышалась брань,
Чувства от бега
Вышли за грань.

В ритме аллеи
Стучали шаги,
Мысли трещали:
Быстрее беги!
Стукнулся корень
С бегущим носком,
Вспышкой под мышкою
Вскрылся альбом.

Дождь акварелей
Усыпал тропу.
Девушка шла,
Подбирая судьбу.
В каждой из них
Узнавала себя,
Шла, улыбалась,
Заочно любя.
3
Как славно быть придуманной.
Как странно быть придуманной.
Как сладко быть придуманной.
Внутри другого жить.

Скользить дорогой лунною.
Бежать дорогой лунною.
Мечтать дорогой лунною.
Смеяться. Плакать. Плыть.

Как мило быть придуманной.
Как любо быть придуманной.
Как чудно быть придуманной.
Как трудно ею стать.

Речей не слышать ласковых.
Кудрей не гладить шелковых.
Очей не видеть преданных.
Не сметь поцеловать.

Как грустно быть придуманной.
Как страшно быть придуманной.
Как жутко быть придуманной.
Придуманной и все.
4
Неужели я тебя придумал?
Такую смешную и ласковую,
Подходящую ко мне,
Садящуюся на колени,
Гладящую по голове
И требующую что-нибудь рассказать.
Неужели это возможно?
Придумать то,
Как ты закалываешь волосы,
Как потягиваешься после сна,
Открываешь крышку пианино
И играешь вальсы Шопена.
Разве можно придумать
Твою легкую походку,
Твои лукавые глаза,
Источающие потоки ехидства,
Неожиданную улыбку
И интонацию,
Неподражаемую интонацию
Обиженного ребенка,
От которой ужасно хочется
Прижать тебя к груди
И поцеловать в губы?
Не может быть,
Чтобы я тебя придумал.
Ты есть! И пусть говорят,
Что тебя нет.
Это не правда! Я не верю.
Я чувствую, что ты существуешь,
Как существует стул, пепельница
И вот эта пластмассовая расческа
Без трех зубьев.
Я знаю,
Это нельзя объяснить и понять,
Но я вижу.
И чтобы доказать это,
Я нарисую тебя,
И ты будешь жить,
Пока на земле есть люди,
И есть Любовь,
Которую также как и тебя
Нельзя придумать,
И которая также как и ты
Бессмертна!
5
Она подошла и на свой портрет
Взглянула, и все оказалось просто.
Она улыбнулась, то был ответ,
Его предсказали нам сон и звезды.

Сомнений не было, как и слов,
И пальцы рук оказались вместе.
Свершилось чудо. Среди домов
Летали двое в лучах созвездий.
6
Ты да я. Нас двое идущих.
Ты да я. Нас двое смотрящих.
Впереди нас небо,
И сзади нас небо,
Черта горизонта, скрывшая даль.

Боль и надежда – услада для ждущих.
Боль и надежда – услада молящих.
Веруют слепо
И следуют слепо,
Голосу сердца, а в сердце печаль.

Встретились – рады. Не нужно иное.
Встретились – рады. И слепо, беспечно
То, что край света,
Туда, где край света
Ищут, стремятся, просто идут…

поэмы, циклы стихов         Комментарии ( 1 )

Философия революции

1. Тягостное ожидание

Видимость вещи, невидимость душ.
Совесть на полке, на шее колье.
Подлость и подпись, красная тушь.
Души, как чеки, на остром копье.

Проданы, куплены, сами в себе
Молча, бредут, потеряв адреса.
Стрелка застыла в часах на столбе.
Длилось столетье – прошло полчаса.

Сдвинулась стрелка, и кошки скребут.
Звук пустоты от простого щелчка.
Страшные лица мимо плывут,
И через край голубая тоска

Глаз обреченных, стальных и больных...
Только слепой из глазниц на ладонь
Пару положит стекляшек своих,
Жуткую песню споет под гармонь.

Сердце разбито, безумны глаза.
Помощи больше никто уж не ждет.
Вера уходит – как пар в небеса.
Где же она, что сегодня придет?

2. Революция глазами поэта

Блеск красноты в глазах одержимых.
Вышла из ада, адского дыма.
Головы с плеч, и косы под меч.
Жадная к телу словно картечь.

Красная Девка! Нрав не обуздан.
Полная страсти, страстного чувства.
Мощные груди, крутые бока.
Сделана прочно и на века.

Властна, жестока, ужасно строптива,
Но притягательна, даже красива.
Ради идеи жизнь на износ.
Дикий характер – дикий прогноз.

Смертью играет, нервы щекочет.
В будущем светлом чудо пророчит.
С пеной у рта и с верой слита:
«Будет, по-моему! И ни черта!»

Жертвы не страшны! Не жалко потери!
Воздух феерий в окна и двери.
С глаз пелена, от воли пьяна.
Песней, размахом в себя влюблена.

3. Революция как она есть

Малышке-сказке
Закройте глазки.
Настало время безумных дней.
В кровавой пляске,
Свинцовой ласке
Родилось пламя борьбы идей.

Горят поместья
Во имя мести.
Цвет белый, красный взят на прицел.
Расстрел на месте.
Нет больше чести.
Безбожный страшный благ передел.

Долой лампасы,
Погоны, рясы!
Вся эта контра нам не нужна!
Трагедий масса.
Разбив на классы,
Лютует, косит людей война.

Искусством новым
Цензурой слова
Свободный голос взят под арест.
В цепях, оковах
Времен суровых
Осталось только нести свой крест.

4. Крест Поэта

Несу за собой оркестр
Печали и медных звуков.
Несу на себе свой крест,
К нему прижимая руки.

Пришло половодье слез.
В ногах ножевые раны,
А сзади обрубки кос,
Жестокой войны ураганы.

Осколки несу любви,
Разбитой во время бури,
В потоке большой крови,
В огне человечьей дури.

Кровавый за мною след,
Моя впереди Голгофа.
Несу я крест, как поэт,
Посредством любви и слова.

5. Революция и цыганка

Скажи мне, кто ты, смуглянка?
Что ищешь в степи пустой?
Я, милая, лишь цыганка,
И табор мой дом родной.

Откуда, куда? Не ведом
Мне путь... На большом лугу
Умру... И тебе про это,
Захочешь, сказать могу.

По ручке? А то по картам?
Червонец соврать не даст.
Решайся. Люблю азартных.
Король. А какая масть?

6. Предсказание цыганки

Нагадала мне цыганка,
Что умру в рассвете лет
Рядом с дальним полустанком,
Малыша родив на свет.

Накормив глаза цветами,
Губы ягодой с росой,
С ярко красными мечтами,
Я умру в траве сырой.

Хлеба вкус и вкус полыни –
Мой последний поцелуй,
Как завет оставлю сыну:
Воин ты, а не холуй!

Зарастет моя могилка
Земляникой и травой.
Молодой потомок пылкий
Не нарушит мой покой.

Нагадала мне цыганка...
Чему быть – не миновать!
Веселей играй, тальянка!
С песней буду умирать!

7. Разгул революции

Запрягай коней! На тройке
Ночь проскачем напролет.
Зададим головомойку!
Пусть попляшет весь народ!

Посильней ударь, возница!
Кони быстро полетят.
Сердцу хочется влюбиться,
Руки правят наугад.

Пусть о нас весь мир услышит!
Заклеймив себя звездой,
Имена свои напишем
Мы в истории большой.

Ливнем ряженных нахлынем,
Тюрьмы, крепости взорвем,
Все столы в Руси раздвинем,
Мир на свадьбу позовем!

8. Смерть революции

Обвенчалась девка с молодцем,
Для нее нашлась узда.
Под венец с серпом и молотом
Встала. Красная фата.

Но мечты ее заветные
В этом браке не сбылись.
В нищете остались бедные
И с колен не поднялись.

Ставши в браке одинокою,
Не смогла она стерпеть,
И ушла вдвоем с тревогою,
Чтоб родить и умереть.

9. Смерть поэта

Я на том пиру была,
Все глаза проплакала.
Видела, как смерть вошла,
Страшная, с подагрою.

Веча колокол молчал,
То звонарь повесился.
Камень мне в лицо попал,
Вместо глаза месиво.

Думала в чужих краях
Милый друг отыщется,
Не смогла в его губах
Все забыть и нищая

Возвратилась на порог
Юности и родины.
Возле церкви встретил рок,
Подал как юродивой.

Ни друзей и ни родных.
Плакала, не верила.
Зрячая среди слепых,
Срублена как дерево.

Слышала смертельный стук:
Бунт в крови не вытравить.
Дула черные разлук
Грянули событием.

Заживо горят сердца.
Смерть гуляет, бестия.
Чувствую приход конца,
Пух могилки с крестиком.

поэмы, циклы стихов         Комментарии

Философия поражения

1
Я схожу с ума.
Без смеха.
Слышите эхо?
Эхо моей души.
Оно заблудилось
И, потеряв само себя,
Стоит на шоссе
Перед закрытым шлагбаумом.
Длинный, предлинный товарняк
Сцепленных между собой конструкций,
Инструкций,
Диспропорций и дисфункций,
Купленных актов,
Подтасованных фактов,
Полных дерьма и обмана,
И прочего хлама,
Лязгая и грохоча
Оптимистическою ленью
Трибунного пыла и делового тленья,
Медленно, вне расписания
Движется из конца в конец,
Испоганив воздух и перекрыв дорогу.
А стрелочник
С втертыми в лицо очками,
Виновный во всех бедах
И в победах
Остающийся в тени,
Спокойно спит в своей будке
Мирным сном опохмелившегося трезвенника.
Но лезвие, лезвие,
Вскрывающее вены вдохновению,
Заставляет искать людей.
И эхо моей души
С жадностью бросается на первого встречного
И, отразившись от его медного лба
И равнодушных глаз,
Как не странно,
Возвращается вновь ко мне.

2
Неужели, я никому не нужен.
Никому. Ни единому человеку.
Ну же!
К чертовой бабушке!
Давайте поиграем хотя бы в ладушки.
Или во что хотите.
Только не спите!
Взгляните, я живой!
Меня можно потрогать,
Пощекотать рукой,
Схватить за локоть,
Ущипнуть, в конце концов,
Выпороть, возненавидеть.
Я во все горло орать готов,
Только внимание обратите.
Можете гладить, а можете бить
Прямо в живот или же в челюсть.
Только не надо, не надо учить,
Ошибки мои, и в этом прелесть.
Но ужас, ужас! Опять они
Проходят мимо и даже сквозь.
Не замечают, в себя влюблены.
Я будто прозрачный – но буду, как гвоздь!

3
Гвоздь, панк.
Пру как танк
Вдрыск, всмятку!
Гусеницей или пяткой.
Приелась, оскомина,
Глупая физиономия.
Против течения, не в струю
Глажу, утюжу против шерсти,
Сердце и волю свою кую –
Бритва на шее острее смерти.
Развилку проспали, идем в тупик.
Рыдания, вопли и крик напрасны.
Я донором стану, замажьте блик,
И станет зеленый красным.
Кольнуло, задело, мешает идти,
Отъявленной ругани гроздья.
Пылинка в носу
И соринка в глазу,
И просто в ботинке гвоздь я.
Но что это? Ощерились.
Закрыли щели,
Защелкнулись на щеколду
И на беду,
Прорвав фронт,
Снесли башмаки в ремонт.

4
Мне страшно. Самого себя
Боюсь. Что сделаю? – Нет никаких гарантий.
Где здравый смысл?
Наперекор ему
Петля на шее
Словно детский бантик.
А может бабочка? И я конферансье,
Смешу партер,
А хлопает галерка?
Как экстрасенс я вижу
Шифоньер
Пределом счастья,
И за ширмой волка,
Гостеприимного, как полный рот зубов,
Готового в любой момент за горло.
Проклятый дар – не удержать покров,
Жестокой правды убивают сверла.
Рублю узлы и режу канитель,
А толку нет. Мне от себя не деться.
Хочу любви! Но и любовь – постель,
В которой жарко, но нельзя согреться.
Дарить за так или глядеть в упор
Не принято в прекрасном нашем мире.
Набить живот или иметь мотор –
Вот цель, итог...и повод к харакири.

5
Вор или вол.
Укол.
Пятисекундная готовность.
Пять, четыре, три, два, один,
Пуск....
Семь небес и семь чувств.
Взрыв гомерического хохота.
Двигатели заработали.
Вхожу в состояние эйфории.
Включаю дисплей, раздается щелчок.
Душа поднимается к «Аве-Мария»,
Но вместо нее металлический рок.
Два пальца, как штепсель, торчат из розетки.
Динамик врубился на полную мощь.
Кого-то стошнило на лестничной клетке.
Железный поет соловей среди рощ.

6
Железо, железо, железо!
Дразню криворогого беса.
За хвост его дерну как кошку,
Под ножку поставлю подножку.
Копыта скользят на металле,
Мечтаю о диком скандале.
Упырь разъяренный трясется,
От боли блажит, не сдается.
Железо, железо, железо!
Орет сумасшедший повеса.
Стучат молоток и кувалда.
От скрежета, звона и гвалта
Встают на блестящей макушке
Блестящие волосы-стружки.
Ночные горшки словно шлемы
Решают дела и проблемы.
Железо, железо, железо!
Тиранит шипами балбеса.
Как бусы консервные банки
На отполированном панке.
Вглядись в свою сытую рожу,
В гусиную красную кожу.
В протест против мерзости этой –
Браслетом, корсетом, кастетом.
Железо, железо, железо!
Течет из живого пореза.
Горят и пульсируют звезды,
И пальцы царапают воздух.
Глаза закатившая краля,
Визжит на тяжелом металле,
Блестя металлическим глянцем,
На спину вскарабкалась ранцем.
И малый, со сдвигом по фазе,
Трясется в падучем экстазе.

7
Метеоритный дождь, иду на посадку.
Планета с названием Люэс.
Ребенок с косичками ест шоколадку,
Я рядом сажусь и любуюсь.
Румяны, невинность без признаков тени:
Природа живет и ликует.
Ребенок садится ко мне на колени
И в губы лукаво целует.
Так просто. Не нужно подтягивать гайки
И ждать понапрасну подачки.
«Мы будем играть пастораль на лужайке
Естественно, словно собачки» –
Слова не похожи на детские трели,
И голос противен для слуха.
Очнулся. Коричневый колер бордели,
Сидит на коленях старуха.
Не видел червивей, страстней и поганей:
В истоме, в помаде, без носа...
И словно в насмешку в граненом стакане
На столике алая роза.

8
Дайте музыку, дайте музыку!
Счастье спряталось в женских трусиках.
Лей игристое! Лей прозрачное!
Меланхолия скачет мрачная.
Прости, господи, меня грешного,
Не заумного, дай потешного.
Что алмаз? Лучше ониксы.
Не стихи нужны – лучше комиксы,
Чтоб поржать душе без стеснения.
Да плевать на все без сомнения.
Да творить бы все, что захочется,
Где припрет ее, там помочится.
А чтоб выход был, дай отважиться,
Нагуляться всласть, покуражиться.
Дайте музыку, дайте музыку!

9
Шейк,
Брейк,
Рок.
Вхожу в кружок.
С рокотом роботом
Кружусь ободом.
Зрительно, внушительно,
Оглушительно.
Кайф или кейф. Прострация.
Ошеломляющая овация.
Стриптиз вместе с танцами
Мечта жизни глянцевой.
Даю информацию –
Поголовная инкубация.
Мать или мачеха – какая разница:
Думает не голова, а задница.
Пушкин – орудие.
Хлебников – злак.
А Пастернак – пряность...
А мне нужен мак!
Любою ценою, любым путем.
Идем.

10
Руки в шрамах.
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я разве об этом просил?
Ни желанья, не сил
Не осталось.
Скользкая яма.
У вещего храма
Закрыты и двери, и рамы.
Я лишь постучался
В шершавые доски
И робко
Поскреб заржавевшие скобки.
Как малый ребенок,
Неуверенный в собственных силах,
Я ждал, но меня отстранила
Самоуверенность хама,
Ногами долбившего
Стены желанного храма.
Земля содрогалась,
Кусками валилась известка.
Банально и плоско –
Тяжелые петли запели,
И стронулись старые двери.
Храмы для хама,
А мне лучше яма.
Там холодно, дурно,
Но душа в ней не урна.
Грубо, но прямо...
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Мой храм закрыт на учет:
Расход превышает приход.
Экономика категорична.
Все сосчитано верно:
Чрезмерно
Воды, не хватает огня.
А меня?
Меня позабыли?
Нет, учли.
Но как уравнение
С одним неизвестным –
Телесным.
Но я...
А впрочем, что я?
Всего лишь поганое зло
Для тех, кто в почете,
Кому повезло.
Скользкая яма,
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я кажусь себе прокаженным,
Потрошенным,
Лишенным
Элементарного счастья.
Разве мне праздник не нужен?
Лужи,
Как зеркала, отражают
Не приглашенных на бал
И зал,
Где их нет, и в котором
Поют, воспевают хором
Хвалы, и из тьмы
Закопченные стены тюрьмы,
Дым и мутную взвесь,
Мрачный притон, где они есть.
Скользкая яма,
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Жизни увяли цветочки.
Я дохожу до точки.
Вяжите скорее руки!
Науке
Вряд ли понять истину
Выстрела
Из своего убежища
Пальцем в небо:
«Не хлебом
Единым...»
А чем еще?
Найти бы свое
Счастье.
Воспрянул и зажил бы.
А теперь заживо
Меня закопают в яме.
Так принято. Верьте.
Потом оживят после смерти.
Комедия или драма?
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я разве просил об этом?


поэмы, циклы стихов         Комментарии
^ Наверх
Стихи Фото Статьи Контакты





Программирование