Сергей Бозин Виртуально Я

Стихи Фото Комментарии Контакты

Последние публикации

Тайна жизни и смерти

Что означает смерть? Убийственная тайна!
Раскрыть ее никто пока еще не смог.
Что прячется за ней? Желанный сердцу рай ли?
Ужасный страшный ад? Судьбы другой виток?

Как проститутка жизнь в разорванных колготках
Бессмысленно бредет неведомо куда,
Желая одного – залить потерю водкой,
Чтоб боль свою забыть и с чистого листа

Начать еще одну бесплодную попытку
Увидеть в жизни смысл и в ней найти себя.
Как боль не превратить в мучительную пытку,
Прожить в ладу с собой и умереть, любя?

Что означает жизнь? Целительная тайна!
Раскрыть ее никто пока еще не смог.
Что прячется за ней? Простор Любви бескрайний?
Свободы целый мир? Иль Мудрости глоток?

Как праведница, смерть блюдет Порядок четкий,
Жесток, но справедлив вердикт ее суда:
Не выучен урок, и разговор короткий…
Смертельный приговор, коль совесть не чиста…

Бессмысленно копить, беречь свои пожитки,
Испытывая страх, насилуя себя.
У жизни смысл один – не думать об убытке,
А строить Счастья дом, других жизнь не губя!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

В наше время тот Читатель...

В наши дни
не тот читатель,
Кто, стихи
прочтя, унизит,
И, по- доброму
подгадив,
Обругает
словно изверг.
И не тот, кто
мышью, молча,
Не поняв
и доли малой,
Прошмыгнет
и, мину скорчив,
Побежит
искать скандала.
И не тот, кто
божьей птичкой,
Правды
истинной не видя,
В скорлупе
живет приличий,
Мухи даже
не обидев.
И не тот, кто
ложью счастлив,
Ест иллюзий
сладкий крендель,
По уму
оставшись в яслях,
Верит в святость
заблуждений.
В наше время
тот Читатель,
Кто за словом
правду ищет
И, найдя ее,
ухватит
Взрослой
твердою ручищей!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

В наше время тот Писатель...

В наши дни
не тот писатель,
«Кто напишет
марш и лозунг»,
Крепким матом
вспомнит матерь,
Сея ненависть
угрозой.
И не тот, кто
путь духовный
Предает,
врага народа
Видя в каждом,
кто не ровня,
Непохожей
с ним породы.
И не тот, кто
продал душу
Ради славы
и амбиций,
Льстя толпе
угодной чушью,
Чтобы лестью
насладиться.
И не тот, кто
корча сноба,
Словом
тешится красивым,
Выдает продукт,
как робот,
Второсортный,
но с подливой.
И не тот, кто
славит похоть,
Зов ее зовя
любовью,
И на это
ловит лохов,
Разжигая
пыл альковный.
В наше время
тот Писатель,
Кто, на правды
путь блаженный
Встав, идет,
на ложь не тратя
Силу,
зная себе цену!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

В память о дорогом дяде

Как не прискорбно, смертен человек
И в мир иной когда-нибудь уходит,
Но в вечной памяти родных, коллег
Он будет жить наперекор природе.

Художник, скульптор, педагог, творец,
Его плоды реальны, ощутимы,
Ушел от нас, но в глубине сердец
Остался след о нем неизгладимый.

И в этот скорбный и печальный час
Со светлой памятью и искренней любовью
Усопшего покинувшего нас
Помянем добрым и сердечным словом.

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

Женщина, которой нет

Солнце всходит и заходит,
Повторяясь много лет.
Существует ли в природе
Женщина, которой нет?

Не получится по форме
Набросать ее потрет.
Не подвластна скучной норме
Женщина, которой нет.

Ни блондинка, ни брюнетка,
В общем-то, не важен цвет,
Ведь она не этикетка,
Женщина, которой нет.

Я смотрю, и как не странно,
Всюду вижу ее след.
Плод ли то самообмана,
Женщина, которой нет?

Жду, надеюсь каждый вечер,
В мыслях лишь один сюжет,
Как впервые ее встречу,
Женщину, которой нет.

Попрошу я ту, что рядом:
Полюби и станешь ты
Под моим влюбленным взглядом
Женщиной моей мечты!

Философия и анатомия любви         Комментарии

Во имя встречи

Я Гость из будущего, веришь ты?
Я прилетел, чтобы сказать об этом.
Мои слова, как истина, просты,
В них мысли, чувства и немного цвета.

В пространстве-времени сошлись пути
Двух наших судеб. В бесконечной дали
Друг друга мы сумели вновь найти
И общую вселенную создали.

Как я соскучился по шалости твоей!
Скажи мне, Лучезарная Принцесса,
Игру какую сотворим мы в ней
Во имя встречи, ради интереса?

Твое желание, ты знаешь, как закон,
Его я выполнить готов вслепую.
Мы долго ждали в пламени времен,
Позволь игру начать мне с поцелуя!

Философия и анатомия любви         Комментарии

Логика жизни

Проходит день, проходит ночь,
Мелькают призраки столетий.
Нельзя несчастному помочь,
Пока за страх он не в ответе.

Счастливый времени ковчег
Направил к цели благородной,
Его поступки, мыслей бег
Свободны от страстей животных.

Без лишних слов, без суеты,
Насилья, зависти и чванства
Творит он подлинной мечты
В реальном времени пространство.

Его усилий череда,
Не ради лишь амбиций личных,
Приносит в качестве плода
Мгновенья жизни гармоничной.

Знать правду для него не зло,
А повод отыскать ошибку
И вспомнить там, где не везло,
Добра фальшивую улыбку.

Несчастье – это сбой ума
От ложных данных, заблуждений.
Когда свет правды застит тьма,
Легко стать жертвой преступлений.

Законы истины просты:
Реальность подлинных событий
В тумане склочной ерунды
Ее защитник лишь увидит.

Высокой точности прогноз
Не станет предсказаньем горя.
Все иллюзорно в мире грез,
В нем нет бессмертных категорий.

Смиряя страх свой вновь и вновь
И руша лжи святой обитель,
Несчастный обретет Любовь
При виде истины открытой.

Она для мудрого проста,
Ясна, тверда и непреложна,
Но в том и состоит беда:
Для глупого простое – сложно!

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии ( 1 )

Логика смерти

Мир полон зла настолько лишь,
Добром себя мы чтим насколько.
Так чтят себя и слон, и мышь,
И защищают это стойко.

Зло прикрывается добром
И с ним не кажется ужасным.
Так ящерица, став стволом,
Для жертвы мнится безопасной.

Угроза жизни велика,
Все время нужно быть на страже.
То принцип действия сурка,
Чуть что, от страха хвост покажет.

Главней всего жилье, еда
И драгоценное здоровье.
В коровнике то чтят всегда,
И то мышление коровье.

С чужого вкусно есть стола,
Не нужно вкалывать серьезно.
И в том шакал не видит зла,
Согласен с ним и жук навозный.

Легко богатого слепца
Красотка губит страстью голой.
Так в случке голову самца
Съедает самка богомола.

Чужую смерть животный мир
Считает благом, даже счастьем.
Кто видит в том ориентир,
К убийству вечности причастен.

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии ( 1 )

Зачем?

Зачем природа существует,
Ночей и дней ведет учет,
Свет будит страстным поцелуем,
Тьма колыбельную поет,

В пространстве звездном бесконечном
Куда-то движется Земля,
Плодя во времени беспечно
Живые формы бытия?

Зачем на ней богоподобный
Обосновался человек,
С небес на уровень микробный
Сошел в нирване плотских нег?

В притворной радости и злости,
Внедряя ложью правды страх
И сея глупость горсть за горстью
В поверивших в нее умах,

Создал иллюзий мир стабильный
С большим количеством проблем,
Страданий, тягот непосильных,
Напрасных глупых дел зачем?

Вопрос такой неиссякаем,
И кажется ответа нет,
Но он лежит за тайны краем,
Где мысли чужд авторитет.

Одним единственным мотивом
Является для этих грез
Исходный импульс: «Будь счастливым!»
На нем закончится допрос.


О счастье, разных гранях жизни         Комментарии

Любовь к себе обман...

Любовь к себе обман… Она не существует.
То глупость, чепуха, болезненный курьез,
Гордыня, эгоизм, игра с умом вслепую,
И в крайности своей безумие всерьез.

Чтоб быть любви такой, бесспорно, непреложно
Должны существовать две разных стороны,
Иметь второе я абсурдно, но возможно,
Коль повод веский есть для бегства от вины.

Клонировать себя в уме не безопасно.
Сбегая от нее и клоном становясь,
В чреде метаморфоз становишься несчастным,
Теряя с вечным Я спасительную связь.

Не бегай от вины и в творческом экстазе
Иллюзии себя беспечно не плоди,
Их крах подарит смерть, а смерти след ужасен…
Любовь к себе обман… С ней вечность не в чести!


Философия и анатомия любви         Комментарии
^ Наверх


Три стихотворения дня

Философия поражения

1
Я схожу с ума.
Без смеха.
Слышите эхо?
Эхо моей души.
Оно заблудилось
И, потеряв само себя,
Стоит на шоссе
Перед закрытым шлагбаумом.
Длинный, предлинный товарняк
Сцепленных между собой конструкций,
Инструкций,
Диспропорций и дисфункций,
Купленных актов,
Подтасованных фактов,
Полных дерьма и обмана,
И прочего хлама,
Лязгая и грохоча
Оптимистическою ленью
Трибунного пыла и делового тленья,
Медленно, вне расписания
Движется из конца в конец,
Испоганив воздух и перекрыв дорогу.
А стрелочник
С втертыми в лицо очками,
Виновный во всех бедах
И в победах
Остающийся в тени,
Спокойно спит в своей будке
Мирным сном опохмелившегося трезвенника.
Но лезвие, лезвие,
Вскрывающее вены вдохновению,
Заставляет искать людей.
И эхо моей души
С жадностью бросается на первого встречного
И, отразившись от его медного лба
И равнодушных глаз,
Как не странно,
Возвращается вновь ко мне.

2
Неужели, я никому не нужен.
Никому. Ни единому человеку.
Ну же!
К чертовой бабушке!
Давайте поиграем хотя бы в ладушки.
Или во что хотите.
Только не спите!
Взгляните, я живой!
Меня можно потрогать,
Пощекотать рукой,
Схватить за локоть,
Ущипнуть, в конце концов,
Выпороть, возненавидеть.
Я во все горло орать готов,
Только внимание обратите.
Можете гладить, а можете бить
Прямо в живот или же в челюсть.
Только не надо, не надо учить,
Ошибки мои, и в этом прелесть.
Но ужас, ужас! Опять они
Проходят мимо и даже сквозь.
Не замечают, в себя влюблены.
Я будто прозрачный – но буду, как гвоздь!

3
Гвоздь, панк.
Пру как танк
Вдрыск, всмятку!
Гусеницей или пяткой.
Приелась, оскомина,
Глупая физиономия.
Против течения, не в струю
Глажу, утюжу против шерсти,
Сердце и волю свою кую –
Бритва на шее острее смерти.
Развилку проспали, идем в тупик.
Рыдания, вопли и крик напрасны.
Я донором стану, замажьте блик,
И станет зеленый красным.
Кольнуло, задело, мешает идти,
Отъявленной ругани гроздья.
Пылинка в носу
И соринка в глазу,
И просто в ботинке гвоздь я.
Но что это? Ощерились.
Закрыли щели,
Защелкнулись на щеколду
И на беду,
Прорвав фронт,
Снесли башмаки в ремонт.

4
Мне страшно. Самого себя
Боюсь. Что сделаю? – Нет никаких гарантий.
Где здравый смысл?
Наперекор ему
Петля на шее
Словно детский бантик.
А может бабочка? И я конферансье,
Смешу партер,
А хлопает галерка?
Как экстрасенс я вижу
Шифоньер
Пределом счастья,
И за ширмой волка,
Гостеприимного, как полный рот зубов,
Готового в любой момент за горло.
Проклятый дар – не удержать покров,
Жестокой правды убивают сверла.
Рублю узлы и режу канитель,
А толку нет. Мне от себя не деться.
Хочу любви! Но и любовь – постель,
В которой жарко, но нельзя согреться.
Дарить за так или глядеть в упор
Не принято в прекрасном нашем мире.
Набить живот или иметь мотор –
Вот цель, итог...и повод к харакири.

5
Вор или вол.
Укол.
Пятисекундная готовность.
Пять, четыре, три, два, один,
Пуск....
Семь небес и семь чувств.
Взрыв гомерического хохота.
Двигатели заработали.
Вхожу в состояние эйфории.
Включаю дисплей, раздается щелчок.
Душа поднимается к «Аве-Мария»,
Но вместо нее металлический рок.
Два пальца, как штепсель, торчат из розетки.
Динамик врубился на полную мощь.
Кого-то стошнило на лестничной клетке.
Железный поет соловей среди рощ.

6
Железо, железо, железо!
Дразню криворогого беса.
За хвост его дерну как кошку,
Под ножку поставлю подножку.
Копыта скользят на металле,
Мечтаю о диком скандале.
Упырь разъяренный трясется,
От боли блажит, не сдается.
Железо, железо, железо!
Орет сумасшедший повеса.
Стучат молоток и кувалда.
От скрежета, звона и гвалта
Встают на блестящей макушке
Блестящие волосы-стружки.
Ночные горшки словно шлемы
Решают дела и проблемы.
Железо, железо, железо!
Тиранит шипами балбеса.
Как бусы консервные банки
На отполированном панке.
Вглядись в свою сытую рожу,
В гусиную красную кожу.
В протест против мерзости этой –
Браслетом, корсетом, кастетом.
Железо, железо, железо!
Течет из живого пореза.
Горят и пульсируют звезды,
И пальцы царапают воздух.
Глаза закатившая краля,
Визжит на тяжелом металле,
Блестя металлическим глянцем,
На спину вскарабкалась ранцем.
И малый, со сдвигом по фазе,
Трясется в падучем экстазе.

7
Метеоритный дождь, иду на посадку.
Планета с названием Люэс.
Ребенок с косичками ест шоколадку,
Я рядом сажусь и любуюсь.
Румяны, невинность без признаков тени:
Природа живет и ликует.
Ребенок садится ко мне на колени
И в губы лукаво целует.
Так просто. Не нужно подтягивать гайки
И ждать понапрасну подачки.
«Мы будем играть пастораль на лужайке
Естественно, словно собачки» –
Слова не похожи на детские трели,
И голос противен для слуха.
Очнулся. Коричневый колер бордели,
Сидит на коленях старуха.
Не видел червивей, страстней и поганей:
В истоме, в помаде, без носа...
И словно в насмешку в граненом стакане
На столике алая роза.

8
Дайте музыку, дайте музыку!
Счастье спряталось в женских трусиках.
Лей игристое! Лей прозрачное!
Меланхолия скачет мрачная.
Прости, господи, меня грешного,
Не заумного, дай потешного.
Что алмаз? Лучше ониксы.
Не стихи нужны – лучше комиксы,
Чтоб поржать душе без стеснения.
Да плевать на все без сомнения.
Да творить бы все, что захочется,
Где припрет ее, там помочится.
А чтоб выход был, дай отважиться,
Нагуляться всласть, покуражиться.
Дайте музыку, дайте музыку!

9
Шейк,
Брейк,
Рок.
Вхожу в кружок.
С рокотом роботом
Кружусь ободом.
Зрительно, внушительно,
Оглушительно.
Кайф или кейф. Прострация.
Ошеломляющая овация.
Стриптиз вместе с танцами
Мечта жизни глянцевой.
Даю информацию –
Поголовная инкубация.
Мать или мачеха – какая разница:
Думает не голова, а задница.
Пушкин – орудие.
Хлебников – злак.
А Пастернак – пряность...
А мне нужен мак!
Любою ценою, любым путем.
Идем.

10
Руки в шрамах.
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я разве об этом просил?
Ни желанья, не сил
Не осталось.
Скользкая яма.
У вещего храма
Закрыты и двери, и рамы.
Я лишь постучался
В шершавые доски
И робко
Поскреб заржавевшие скобки.
Как малый ребенок,
Неуверенный в собственных силах,
Я ждал, но меня отстранила
Самоуверенность хама,
Ногами долбившего
Стены желанного храма.
Земля содрогалась,
Кусками валилась известка.
Банально и плоско –
Тяжелые петли запели,
И стронулись старые двери.
Храмы для хама,
А мне лучше яма.
Там холодно, дурно,
Но душа в ней не урна.
Грубо, но прямо...
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Мой храм закрыт на учет:
Расход превышает приход.
Экономика категорична.
Все сосчитано верно:
Чрезмерно
Воды, не хватает огня.
А меня?
Меня позабыли?
Нет, учли.
Но как уравнение
С одним неизвестным –
Телесным.
Но я...
А впрочем, что я?
Всего лишь поганое зло
Для тех, кто в почете,
Кому повезло.
Скользкая яма,
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я кажусь себе прокаженным,
Потрошенным,
Лишенным
Элементарного счастья.
Разве мне праздник не нужен?
Лужи,
Как зеркала, отражают
Не приглашенных на бал
И зал,
Где их нет, и в котором
Поют, воспевают хором
Хвалы, и из тьмы
Закопченные стены тюрьмы,
Дым и мутную взвесь,
Мрачный притон, где они есть.
Скользкая яма,
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Жизни увяли цветочки.
Я дохожу до точки.
Вяжите скорее руки!
Науке
Вряд ли понять истину
Выстрела
Из своего убежища
Пальцем в небо:
«Не хлебом
Единым...»
А чем еще?
Найти бы свое
Счастье.
Воспрянул и зажил бы.
А теперь заживо
Меня закопают в яме.
Так принято. Верьте.
Потом оживят после смерти.
Комедия или драма?
Несколько граммов
Забвения.
Мама,
Зачем ты меня родила?
Я разве просил об этом?


поэмы, циклы стихов         Комментарии

Философия увещевания

1
Опомнись, мир, идешь ты тьме навстречу,
В иной отсчет, в иные времена.
Кривых пространств не исправляют речи,
Кривых зеркал боится глубина.

Пока еще не отгорели свечи,
Пока еще не стерлись имена,
Табань веслом, сопротивляйся течи:
Потоку желчи, фимиаму сна.

Цель аргонавтов – золотой каракуль
Надежд и вер, преодолеть оракул:
Фатальный круг атомного котла.

Грести до пота на одних галерах
Настал черед жрецов, царей и сэров,
И каждого, кому Земля мила.
2
И каждого, кому Земля мила,
Не остановят выстрелы и казни,
Не ослепят в хоромах зеркала,
Молочных рек не привлекут соблазны.

Порочных царств стальные купола,
Любви обман, ложь куртизанок праздных,
Наркотик счастья, пьянство из горла
Готовят нам жестокий приступ астмы.

Цепных реакций юркий аллерген
Проникнет внутрь, и харкающий кашель
Мокроту смерти выплеснет из башен

На поле брани, на песок арен,
И все поймут, как под дождем картечи
Терзают вопли иступленной сечи.
3
Терзают вопли иступленной сечи
Морской предел, эфир и континент,
И соплом птицы небосвод исчерчен.
Душа не суть, а только компонент,

Послушный воск в упругих пальцах скетча,
Игрушка сильных, кукла, комплемент.
Пресытив вкус, она глотает кетчуп
Программ ТV – сама эксперимент.

Штыки ракет, как острые шампуры
Готовят трапезы трагический финал.
Неверный жест, и запалят мангал

С земных орбит космические буры.
Исчезнет все, останется зола:
Пыль городов, изжаренных дотла.
4
Пыль городов, изжаренных дотла,
Спечется в шлак, и той пустыни цедра –
Есть обелиск не одолевшим зла
И кладбище недотянувших метра.

Пластом поверхностным лежит хвала.
Не докричишься – в роке тонет ретро.
Кто хочет жить, тот бьет в колокола,
Кто ищет истину – копает в недра,

Где жизнь не срок, а откровенье слов
И тайный путь осознанных основ,
Где яркий свет не притупляет взора,

И видит он сквозь камень и гранит
Казенных стен, где властелин хранит
Железных псов не спущенные своры.
5
Железных псов не спущенные своры
Готовы действовать, прорвать кордон
Колючих проволок запретные заборы,
Людей, как скот, сомкнуть со всех сторон,

Везде, где можно выставить дозоры,
Гусиный шаг и смерть ввести в закон
И небоскребы перестроить в норы,
И воровской использовать жаргон.

Один конец, как не мешай колоду:
Все по отдельности – не выжить роду,
Не защитить, не отвести меча.

Любой, как Гамлет ощущает остро
Свой монолог... В подземных шахтах монстры
Добычи ждут, не лая, не рыча.
6
Добычи ждут, не лая, не рыча,
Придет хозяин и накормит вдосталь
Голодных чад. Знакомый скрип ключа:
Была страна, а превратилась в остов.

Каннибализм – венец паралича.
Болезнь не есть катализатор роста.
Пора понять и не рубить с плеча.
Сегодня можно – завтра будет поздно

Остановиться, не ломать крестцы
По всем стандартам и по всем понятьям,
Припомнить знак небесного проклятья,

Из Библии распутства образцы.
Как красный свет в ней, пробивая шоры,
Горит пример Содома и Гоморры.
7
Горит пример Содома и Гоморры.
Вампиром-зрелищем, владычеством эстрад
Наивных глаз охвачены просторы.
Тяжелый стресс и нравственный распад

Гнетут и давят – возникают хоры
Неясных чувств, ведущих наугад
Туда, где смерть, бессмысленные споры,
Пустой, машинный, равнодушный взгляд.

Земля одна, и не сойти со сцены.
Пора решать! Два признака измены
(Клейма рисунок, страшная свеча):

Стирая рамки, попирая нормы,
Атомный призрак грибовидной формы
И апокалипсис, как роза палача.
8
И апокалипсис, как роза палача
На крепком торсе голубой планеты
Стоит отчетливо. Не заслонит парча
Его экслибриса. Триумф победы

Кто взять, как куш, желает сгоряча,
Тому никак не избежать вендетты.
Лишь здравый смысл, вмешательство врача
Избавить сможет от постыдной меты.

Модель безличия (тянуть мысок
В бессмысленном и театральном марше,
В своем безумстве стать убойным фаршем,

Планете дуло наводить в висок)
Низложит он, переливая в массы
Сыновний дух всей человечьей расы.
9
Сыновний дух всей человечьей расы
Имперских барств прорвет императив.
Живых сердец секстанты и компасы
Разбиться насмерть не дадут о риф.

Минувших войн безмолвные каркасы
В томах истории останутся, застыв,
И арсеналы истощат запасы,
В глубинах магмы их похоронив.

Но рок грядущего, не помещенный в схему,
Давя как пресс, ожесточает тему:
Моральный кризис, совести пробел.

В них человек, как ученик бездарный,
Молчит и спит, и разум планетарный
Блуждает в дебрях изощренных тел.
10
Блуждает в дебрях изощренных тел
Богатый муж, простолюдин, крамольник,
Верховный вождь, вершитель правых дел.
В лес от дорог увел всех их раскольник.

И может стать, что к братству черных стел,
Душеприказчик и души невольник
Под страхом дул, как пленных под расстрел,
Под ядерный бермудский треугольник

Отконвоирует…. Непостижимый вздор –
Сгребать пожитки и бросать в костер.
Покорный раб – не исполненье долга.

Спалив весь мир, нет никакого толка
Делить по рейхам мировой удел
На новый лад и новый передел.
11
На новый лад и новый передел
Кромсают карту, словно сводят счеты.
Прошли века, но клич не устарел
Народы звать в крестовые походы.

Застыл обряд, глагол окаменел –
И жгут кресты и водят хороводы.
А жизнь идет, и покорен предел,
И дальше вверх, и круче повороты.

Трибунный гул не издает указ,
И стержень веры не проходит в паз.
Любая вещь имеет срок и фазы:

В одной прогресс, в другой заметен спад,
Но, как и прежде, не снимая лат,
Кроит тиран, оратор точит лясы.
12
Кроит тиран, оратор точит лясы,
Бенгальских фраз не умолкает треск,
Богов творят певцы и богомазы,
Тиранов культ под оружейный блеск

На сгибах спин поддерживают массы.
Как власти символ, зодчих арабеск
Стоят дворцы, шикарные паласы,
Чувств восхищенья вызывая всплеск.

И вторя им, не покидая русло –
Придворной славы золотое сусло –
Страшась плетей, поддакивая встрой,

Строптивый гонор мимолетной музы
Пытаясь сбить и развернувшись юзом,
Кричит поэт и брызжется слюной.
13
Кричит поэт и брызжется слюной,
Пучки гармоник режут перепонки,
Вассал мошны мотает головой,
В лицо смеется, обнажив коронки.

Наждак стыда снимает внешний слой,
В глаза глядят две голубых воронки,
Нарушен склад, растормошен покой –
Трусливый лай испуганной болонки.

Ученый муж открытьем поглощен,
Постройкой плах, изобретеньем дыбы,
И гробовщик подсчитывает прибыль,

Кладя в карман: в убийстве есть резон.
Дефект ума не спрячешь под полой…
Всяк за себя – в итоге вразнобой.
14
Всяк за себя – в итоге вразнобой:
Вид homosapiens на гране геноцида.
Хор канонад споет за упокой,
За горизонт закатится планида.

Часы хранить поставлен часовой,
Сбой механизма не простит Фемида.
Дразнить быков и рисковать собой
Идет смельчак. Да здравствует коррида!

Кому-то надо победить быка,
Рогатой правде подставлять бока,
Тяжелый крест взвалить за всех на плечи,

Пойти вразрез, расправить паруса,
Не побояться и сказать в глаза:
«Опомнись, мир, идешь ты тьме навстречу».
15
Опомнись, мир, идешь ты тьме навстречу,
И каждого, кому Земля мила,
Терзают вопли иступленной сечи,
Пыль городов изжаренных дотла.

Железных псов не спущенные своры
Добычи ждут, не лая, не рыча,
Горит пример Содома и Гоморры,
И апокалипсис как роза палача.

Сыновний дух всей человечьей расы
Блуждает в дебрях изощренных тел,
На новый лад и новый передел

Кроит тиран, оратор точит лясы,
Кричит поэт и брызжется слюной:
Всяк за себя – в итоге вразнобой.


поэмы, циклы стихов         Комментарии ( 4 )

Истина и счастье



В основе истина проста,
Но ложью скрыта и забыта.
Вопрос откроет к ней врата,
И будет счастье с ней открыто.

Ответа без вопроса нет,
А истина лежит в ответе.
Прикрыл ее авторитет,
Что счастье видит в ложном свете.

Вопросы дети задают,
Они о счастье много знают,
Но мненья их не признают
И вместо правды ложь внушают.

Задай себе один вопрос:
Что есть на самом деле счастье?
Любви экстаз? Восторг до слез?
Иль в жизни полное участье?

О счастье, разных гранях жизни         Комментарии
^ Наверх
Стихи Фото Статьи Контакты





Программирование